«Экспресс К» — ежедневная общественно-политическая республиканская газета
Уважаемые дамы и господа,
мы запустили новый сайт.

Вы можете перейти на него по ссылке express-k.kz

№166
(18244)
от 08.09.2015
Ленинская Смена
Сегодня:
Понедельник, 24апреля 2017года
Знак почета. Пролетарии всех стран соединяйтесь!
Экспресс К Главная страницаПоискОбратная связь Экспресс К
Экспресс К
Ежедневная общественно-политическая республиканская газета. Издается с 7 ноября 1920 года
  Первая полоса
  Факты, новости, комментарии
  ЭКватор
  ЭКскурс
  в семье не без народа
  БИЛЕТ НА ПОСЛЕДНИЙ СЕАНС
  Плавали – знаем
  Пит-стоп
  Напоследок
  Объявления

Александр Устюгов: если человек из Казахстана, я всегда с ним сойдусь
№ 128 (17967) от 19.07.2014
Ирина ГАЛУШКО, Фото из личного архива Александра Устюгова, Санкт-Петербург

Все российские
друзья известного актера и режиссера Александра Устюгова знают, как переводится на русский язык название города Экибастуза, в какой части Казахстана он находится и какова его история. Устюгов, прожив в Москве без малого 20 лет, всегда помнит о своих корнях и о стране, в которой родился. В интервью "ЭК" наш знаменитый земляк рассказал, как с дипломом слесаря-электрика, полученным в экибастузском ПТУ № 18, он отправился покорять ведущие киновузы Москвы.

– Александр, какими были ваше детство и юность?– Родился я в 1976 году. Этому событию предшествовала встреча моих родителей. Мама приехала поднимать целину, папа тоже был романтически настроенной личностью. Так они оказались в степях, где не было ничего. Волею судьбы я родился в прекрасном городе под названием Экибастуз, где количество великих людей на каждый квадратный метр просто зашкаливает. Такой концентрации я не встречал больше нигде. Я много об этом размышлял и пришел к логическому заключению – такую гремучую смесь дала та огромная сила, которая была сосредоточена здесь во время освоения целины, когда рылись шахты, строились угольные разрезы и ТЭЦ.
Мама моя – старший методист в детском саду, папа – столяр. Их совместная жизнь сошла на нет, когда мне было лет шесть. С тех пор мама воспитывала нас с младшей сестрой самостоятельно. Но с отцом мы продолжали общаться и поддерживаем отношения по сей день. Детство наше проходило среди индустриальных пейзажей. В нем не было, как, к примеру, в Санкт-Петербурге, улиц с 300-летней историей, не было культуры, которую питерские дети впитывают с рождения. Но от этого мое детство не было менее интересным: котлованы, стройки, угольные разрезы, одним словом, романтика!– Вашей актерской карьере предшествовала учеба в экибас-тузском ПТУ № 18. Также вы успели поработать на угольном разрезе "Восточный", отучиться в Омской госакадемии путей сообщения. Все это от необходимости получить "настоящую профессию" или вы в те годы не видели себя в актерстве?– Я видел себя в актерстве уже с 14 лет. Меня не видели в этой профессии другие. Мама вообще считала, что это не профессия: она говорила, что я должен освоить какую-то серьезную специальность, а уже потом, если уж мне так хочется, работать Дедом Морозом. Я говорил, что не хочу быть Дедом Морозом, а мечтаю снимать кино и писать сценарии. На самом деле путь, который я прошел до того, как стал актером, стандартный для 90% выпускников экибастузских школ. Можно было поступить в Карагандинский горный институт, но эта стезя меня не привлекала. Окончив ПТУ на отлично, я узнал о том, что в Омске есть государственная академия путей сообщения, которая дважды в год предоставляет своим студентам возможность бесплатного железнодорожного проезда в любую точку России. Я уже знал, что хочу быть артистом и мне позарез нужно в Москву. Но поскольку проблема отсутствия денег была перманентной, то я решил во что бы то ни стало воспользоваться этой возможностью. Баллы при поступлении я набрал невысокие, но в вуз все же попал. – А когда у вас появилась мечта стать артистом?– На самом деле это была мечта моего друга Дениса. Раз, куря в туалете художественной школы, в которой мы вместе учились, Денис спросил, где я хочу учиться. Я сказал, что в Омской высшей школе милиции, и написал на стене аббревиатуру ОмВШМ. А он написал внизу "Щука" и рядом нарисовал скелет рыбы. Я спросил, что это за вуз такой, и узнал, что это Высшее театральное училище им. Бориса Щукина. Понятно, что никакого скелета рыбы в аббревиатуре этого училища нет, но увиденная картинка меня тогда очень сильно впечатлила. А когда через несколько недель я увидел телепередачу, посвященную юбилею этого училища, то был впечатлен еще больше. Я подумал, что стоит поступить в Щукинское училище, в котором не нужны ни математика, ни физика, ни биология, – и будешь знаменит. И понял я тогда, что не хочу быть ни горняком, ни энергетиком, а хочу быть артистом. И хоть мама пыталась меня переубедить, говоря, что далеко не все, кто окончил Щукинское училище, стали знаменитыми, я ее не слушал. С тех пор актерство меня очень манило, хотя я не понимал в нем абсолютно ничего. Первый раз в настоящий театр я попал уже будучи студентом. Это был Омский ТЮЗ. Увиденное так меня потрясло, что уже на следующий день я пришел устраиваться на работу актером. Меня, естественно, не взяли, зато пригодился мой диплом слесаря-электрика – я стал осветителем театра. Я менял лампочки и был этому очень рад.
Отучившись год в академии путей сообщения, я обменял подписанные деканом талоны на билеты до Москвы. Сдал документы в Щукинское училище. На прослушивании прочитал стихи собственного сочинения и… с треском провалился. Вернулся в Омск, продолжил учебу и работу в театре. Случилось так, что на одном из спектаклей актер сломал руку. Заменить его было некем, и роль предложили мне. С тех пор я работал в театре уже в качестве актера. После первой неудачной попытки поступить в Щукинское театральное училище были еще две, столь же провальные. В итоге я поступил в Омский областной колледж культуры и искусства. На втором курсе я решил попытать судьбу в последний раз. Готовился очень серьезно. Уже не было первоначального мандража, лишь холодный расчет на поступление. В итоге я поступил практически во все театральные вузы Москвы, но выбрал Щуку.– У вашей мамы хранится справка за подписью ректора училища Владимира Этуша, подтверждающая ваш студенческий статус. Какая в этом была необходимость? – Иначе бы мне никто не поверил! Поступив в училище, я пришел в кабинет к Владимиру Абрамовичу и попросил выдать мне справку для родителей, подтверждающую, что я студент. Этуш сказал, что таких справок училище не дает, есть только бланки для военкомата. Я сказал, что подойдет. В итоге мне дали справку, в которой было написано, что Устюгов Александр Сергеевич является студентом первого курса училища им. Щукина. Правда, и эта справка не очень помогла. Все, включая маму, очень скептически отнеслись к информации о моем поступлении и о том, что я уже работаю актером Омского ТЮЗа. Она лишь спросила, счастлив ли я. И я честно ответил: "Да". – С 2003 года вы работаете в Российском молодежном академическом театре, параллельно снимаетесь в кино. Чего сейчас в вашей жизни больше – кино или театра? И что вам ближе?– Было время, когда доминировал театр. Сейчас больше кино и телевидения, которые вытеснили сцену. Вообще, я не люблю ТВ, хотя и вращаюсь в этом мире. Но это совсем другой уровень – именно работа в кино и на телевидении делает артиста узнаваемым и, как следствие, востребованным. В какой-то момент эта работа стала занимать много времени, с каждым годом все трудней стало совмещать ее с работой в театре. Если 10 лет назад 20 переездов за месяц из города в город мною практически никак не ощущались, то сейчас я чувствую, что такой ритм меня очень сильно изматывает. Бесконечные переезды и перелеты, бывает, что ты уже просто перестаешь понимать, день на улице или ночь. Ты осознаешь, что в такой ситуации просто физически не в состоянии выйти на сцену и передать зрителю ту концентрацию энергетики, которую он от тебя ждет. Поэтому сейчас театра стало меньше, я думаю, что со следующего года я перестану служить в Российском молодежном академическом театре. Я решил, что к театру смогу вернуться, когда меня перестанут снимать. К сожалению или к счастью, нужно осознавать, что рано или поздно этот период наступает у всех. И уже тогда, не имея никаких других соблазнов, можно будет полностью отдавать себя театру. Но даже уйдя из театра, я не останусь без ролей вообще – какое-то количество спектаклей останется. Просто пока оно будет сведено к минимуму.– Широкому зрителю вы стали известны после роли полицейского Романа Шилова в сериале "Ментовские войны". Насколько мне известно, эта роль нашла вас сама….– Так и есть. На роль Шилова пробовались многие актеры, но первый режисссер картины Ада Семеновна Ставинская пригласила меня. Это была моя первая большая роль в кино. Оказалось, что главная роль в сериале, особенно в сериале про полицию – вещь непростая. Ее очень сложно играть, потому что герой находится в достаточно жестких рамках, при этом роль практически не прописана. Это мой первый и самый большой опыт в сериале, который снимается уже 11 лет. Хотя то, насколько удачен тот или иной кинопроект, во многом зависит от команды, которая над ним работает. Даже несмотря на то, что у этого сериала не единожды менялись и режиссеры, и продюссеры, я думаю, что мы еще сможем порадовать зрителей.– Сейчас вы работаете над ролью рядового Ивана Москаленко в фильме Андрея Шальопы "28 панфиловцев". Ваше мнение об этом кинопроекте, который отказались поддержать чиновники от кинематографии?– Мы снимаем фильм-памятник, в хорошем смысле пафосный фильм. Я не буду говорить о чиновниках – у них свои хитрые ходы. Им необходимо патриотическое кино, но именно здесь они нас и разнесли. Начали спрашивать, почему у нас сержант говорит на украинском языке. Усмотрели какие-то подтексты во фразе: "Сегодня, хлопцы, за Родину погибать не треба, сегодня за Родину пожить треба". Понятно, им проще найти более удачный, с их точки зрения, проект, который будет концентрированно отображать нужную им идею. А мне кажется, что именно эта идея в нашей нынешней разрозненности очень важна. Да, в 1941 году мы, жители Советского Союза, могли не понимать друг друга, потому что казах из аула мог не говорить по-русски, как не говорил по-русски выходец из Харькова. Но это не мешало им честно выполнять долг перед Родиной. Сотни тысяч выходцев из союзных республик – казахи, украинцы, кыргызы, таджики – сложили головы, защищая Москву. В нашем фильме сержант Сенгирбаев говорит по-казахски. Я посоветовал Андрею Шальопе включить такие реплики в фильм, консультировал его в этом вопросе. И рад, что он прислушался к моему совету. Я думаю, что фильм у нас получится. Но мы не ждем, что будут восторженные отклики со всего бывшего СССР. Обязательно найдутся те, кто скажет, что все было не так – пушки не те, танки не такие. Будут эти "эксперты" писать в Интернете, сколько весит мокрый сапог с портянкой, высчитывать средий рост человека в 1941 году и так далее. Что ж, оставим им это право. Но я надеюсь, что будут и такие зрители, которые воспримут эту картину целостно и поймут посыл людей среднего поколения, которые не стесняются браться за эту тему. Спасибо всем, кто следит за нами, помогает финасово и морально. Спасибо вашей газете, что рассказывает об этом кинопроекте. Я призываю всех казахстанцев вспомнить об этом легендарном подвиге, вспомнить, что в ноябре 1941 года перед Москвой оказались наши соотечественники, которые сделали невозможное. У нас есть цель – сделать этот кинопамятник в цифровом исполнении. Он будет нашей данью памяти всем павшим в той страшной войне. – В одном из недавних интервью вы сказали, что не очень ощущаете себя москвичом и всегда помните, что у вас есть корни, есть Родина…– Начнем с того, что нет ни одного моего друга, который не знает, что такое Экибастуз. Половину их них я уже туда свозил. Я точно знаю: если человек начинает восхищаться угольными разрезами – это мой человек! Экибастуз – это уже меньшая половина моей жизни, но я никогда не забуду ни город, ни людей из моего детства и юности. Эта географическая точка на карте мира для меня очень важна, потому что она объединяет огромное число единомышленников, как и Казахстан вообще. Если я встречу человека из Казахстана, я всегда с ним сойдусь. У нас есть азиатская диаспора и в Москве, и в Питере. Мы говорим на одном языке, у нас одинаковое детство, одинаковые истории. Нам не нужно объяснять, что такое "береке". Мы – азиаты, и этим все сказано!– Не было ли предложений поработать в Казахстане?– Такие предложения мне поступали дважды. К сожалению, в обоих случаях я не смог ими воспользоваться по причине занятости, о чем очень переживаю. Я слежу за тем, что происходит в киноиндустрии Казахстана и с удовлетворением отмечаю, что глава государства Нурсултан Назарбаев очень много делает для развития культуры. На всем постсоветском пространстве, помимо России, Казахстан является единственной страной, снимающей собственное кино. Заметно, что в стране прилагают серьезные усилия, чтобы вырастить пласт кинематографистов, которые будут производить качественную телепродукцию. Для меня было бы честью поработать в Казахстане. Это долг, который я хотел бы отдать стране, в которой родился и вырос. Надеюсь, что когда-нибудь у меня такая возможность появится.

Добавить комментарий:
Имя:e-mail:
Код:
Комментарий:
Комментариев нет
Свежий номер в PDF
О газете
Рекламодателям
Обратная связь
Архив
Энциклопедия ЭК

Последние номера
 
АРХИВ 2006-2015

Нас считают:







Яндекс цитирования

ЭК в соцсетях



Реклама











Copyright © 2005-2017
ТОО «Редакция газеты «Экспресс К»
Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования. Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.